• Анкара4 °C
  • Анталья12 °C
  • Бурса7 °C
  • Эрзурум-9 °C
  • Стамбул13 °C
Последние новости
Размер шрифта : 12 Punto 14 Punto 16 Punto 18 Punto
Kolay gelsin! Или мой опыт изучения турецкого языка
15 Апрель 2015 Среда 21:58

Kolay gelsin! Или мой опыт изучения турецкого языка

Oпыт изучения турецкого языка

Софья Сорокина*

 

            Сегодня многие люди берутся за изучение иностранного языка. Я думаю, что это правильно и положительно, и желаю всем им успехов в этой работе! Опыт изучения языка у разных людей разный. Каждый находит какую-то свою дорогу, ведущую к овладению новыми знаниями. В этой статье я хочу поделиться собственным опытом, делая акцент на ключевые этапы в моей истории изучения иностранного языка.

 

Я начала изучать турецкий язык в 16 лет в Лицее при моем будущем институте. Помню, что в самом начале обучения все, связанное с языком, казалось необычным! Начиная со звуков, заканчивая грамматикой – все было ново, все удивляло! Привычное слово «ноль» звучало как «сыфыр» (тур. - sıfır). Почему-то все предлоги, которые по привычке, взятой из русского языка, должны были стоять не перед нужным словом, а после него, и образовывали окончания! Что касается речи, то героем казался тот, кто мог произнести совершенно простое, обычное предложение! При этом построение предложения занимало много времени. Много времени также занимало и произношение этой конструкции.

Чтобы понять смысл предложения, необходимо было переводить каждое слово в нем и, желательно, разбираться во всех окончаниях. Очень было смешно, когда мы узнали, что по-турецки выражение «на машине» звучит как «арабайла» (arabayla), что дословно переводится как «с машиной». То есть мы ездим «на машине», а турки «с машиной, с поездом, с автобусом». Очень смешно!

img_0031.jpg

            Так продолжалось и дальше. Наша «машина» продвигалась по дороге изучения турецкого языка, подскакивая на каждом непривычном и необычном для нас языковом элементе. Мы постоянно чему-то удивлялись, над чем-то смеялись. Все было непривычное, необычное, чужое!

            Очень было сложно в языковом плане, когда я приехала в Турцию сначала для языковой практики, а затем для того, чтобы продолжить обучение. Сложно было привыкнуть к «их» типу построения предложения: глагол всегда в конце предложения. Помню, что речь тогда была словно «через кальку», то есть нужно было постоянно контролировать не только произношение слов, но и произношение отдельных звуков в словах! Каждый слог имел значение, элементарные выражения заготавливались заранее, задолго до их «выхода в свет». Фразы из русского языка копировались на турецкий язык, поэтому часто смысл фраз, не скопированных с русского языка, а сказанных «по-турецки», был непонятен.

Например, есть часто используемая в речи фраза «Гечмиш олсун!» (Geçmiş olsun!), которую говорят, когда человек болен. Дословный перевод фразы – «Пусть будет прошлое/прошлым». Что турки хотят сказать этой фразой? Зачем прошлому быть? Позже поняла, что фраза имеет глубокий смысл. Говоря ее, желают, чтобы сложности, которые сейчас есть у человека, остались в прошлом. И говорят ее не только при болезни, но при любых затруднениях. Даже студентам ее говорят после экзамена. Дескать, пусть все переживания и волнения, связанные  со сдачей экзамена, останутся в прошлом.

Есть еще одна интересная фраза – «Колай гельсин!» (Kolay gelsin!). Ее говорят человеку, который работает. Дословный перевод фразы – «Пусть придет легко!». Было совершенно непонятно, зачем кому-то или чему-то приходить легко! Оказывается, смысл в том, что, произнося эту фразу, работающему человеку желают, чтобы работа выполнялась легко, чтобы дело спорилось. Отличная фраза! Так, многие элементы, обороты языка, фразы, выражения стали более доступны для понимания. При этом я отметила, что у меня уже не было такого удивления, как раньше. Был интерес, но не было зацикливания на противопоставлении «наш–их», «у нас–у них».

            То есть был интерес, было стремление, желание понять, узнать, но не было постоянного сравнения и противопоставления со своим языком. Таким образом я постепенно начала читать книги, стараясь просто понять смысл, не стремясь к переводу слов и фраз. Фразы и слова откладываясь в памяти, ассоциируясь не с переводом, а с действием или ситуацией. Например, фраза «Kolay gelsin!» запомнилась не сочетанием переведенных слов, а цельным смыслом – сейчас я знаю, в какой ситуации она произносится, какое имеет значение, но при этом я не знаю ее точного перевода на русский язык. Мне известен только дословный ее перевод.

            Так работа по изучению языка продвигалась, дело спорилось. Я смотрела телевизор, слушала речь людей. Старалась уловить логику в тех фразах, которые они говорят. Знакомилась с их культурой, чтобы лучше понимать речь. На том этапе многое меня удивляло, но все-таки я старалась понять то, почему они делают так или этак, в результате чего говорят то или иное. В конечном счете я старалась понять этих людей. В результате данной работы я познакомилась со многими аспектами турецкой культуры: с бытом, с некоторыми традициями, с турецкой кухней, в некоторой степени с историей, литературой и др. Для меня открылся мир людей, говорящих по-турецки.

            И я начала привыкать именно к фразам «по-турецки», то есть к таким фразам, смысл которых по-русски передается в иной словесной форме. Например, фраза «кафам карышты» (kafam karıştı) дословно переводится как «моя голова перепуталась». По-русски, чтобы передать смысл этой фразы, говорят «я запутался» или «я совершенно ничего не понимаю». Возможно, на первый взгляд разница и небольшая, но при разговоре по-русски, если эта фраза проскальзывает в мыслях, то слово «kafam» («моя голова») путает речь, в результате чего получается совсем не русская фраза «моя голова перепутала».

В турецком языке в значении глагола «выключать» используется слово «капатмак» (kapatmak), а в значении глагола «включать» – «ачмак» (açmak). Первое значение глагола «kapatmak» – «закрывать», а глагола «açmak» – «открывать», то есть, например, если вы хотите сказать «закрыть книгу», вы употребите «капатмак», но и телевизор выключая, вы тоже задействуете это слово. Более того, кладя трубку телефона, вы опять же скажете «капатмак»! И наоборот, во всех этих ситуациях вы скажете «ачмак», если захотите сделать противоположные действия: открыть книгу, включить телевизор либо взять трубку телефона. То, что такие разные действия выражаются одним глаголом, человеку, привыкшему к русскому языку, кажутся обстоятельством, облегчающим жизнь. По этой причине я в разговоре на русском языке порой «открывала телевизор» и «закрывала телефон».

Также я заметила, что под воздействием чудесной турецкой фразы «Колай гельсин!» (Kolay gelsin!) я стала чаще желать людям по-русски хорошей работы, хотя это и нераспространенно среди русскоговорящего населения (по крайней мере, в моем городе). Таким образом, в результате того, что я приняла и пожелала понять турецкоговорящих людей, турецкий язык вошел в мою жизнь и мою речь.

            Получается, что как только ты начинаешь понимать и принимать человека (народ), ты начинаешь говорить с ним на одном языке. В научном мире существует интересная гипотеза о том, что языки могут друг от друга отдаляться и могут сближаться. Думаю, настоящий результат моего изучения турецкого языка можно расценивать как пример сближения языков на примере одного конкретного индивида. Появились языковые элементы, подтверждающие сближение этих двух языков в моей речи. Влияние турецкого языка на русский уже описано мною выше. Следы влияния русского языка на турецкий также можно проследить в моей речи. Несмотря на то что в турецком языке не особо принято обращение к старшим по возрасту на «вы» (чаще распространено обращение на «ты», а «вы» чаще используется при общении с человеком, который старше по социальному статусу), я по привычке, взятой из русского языка, продолжаю обращаться к старшим и незнакомым на «вы», иногда шокируя этим собеседников.

            Также мне непривычно обращаться к людям как «абла» (abla) или «аби» (abi). «Abla» по-турецки значит «старшая сестра», а «abi» – «старший брат». В Турции распространено обращение к людям именно таким образом. Более старших и пожилых людей могут назвать «тейзе» (тур. teyze – «тетя») или «дайы» (тур. dayı – дядя). Из практики русского языка я не привыкла обращаться к людям, которые не являются моими родственниками, называя их сестрой или братом, тетей или дядей. Так как в современном русском языке привлечение внимания человека часто осуществляется по средствам фразы «Извините, Вы…», то и в турецком языке я часто пользуюсь именно таким способом, избегая применение слов «абла», «аби» и других, чем также вызываю интерес у собеседников.

            Таким образом, в моей речи проявляется влияние как турецкого, так и русского языка. Я думаю, что это лишь очередной этап на пути изучения языка. Думаю, что в идеале речь должна быть чистой независимо от того, какое количество языков человек знает. Вероятно, проявление такого рода влияния языка на речь человека – это свидетельство наличия ощущения разницы между языками, то есть продолжения противопоставления языков друг другу. Однако, как я заметила выше, лучшая речь возникает при отказе от противопоставления и при полном принятии языка. И это то, каким должен быть следующий этап на моем пути изучения языка.

 

 * Магистрант Университета «Фатих», Стамбул (Fatih Üniversitesi)

 

 

МНЕНИE
Большое спасибо
Инна
за вашу статью!
25 Январь 2017 Среда 13:15
46.175.16.197
Другие новости
КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА
ОПРОС
Чем вы занимаетесь в Турции?
Все права защищены. © 2008 Вести Турции Босфор | При использовании и цитировании материалов активная ссылка на сайт gazetabosfor.com обязательна!
Тел : (+90 212) 503 38 39 / Факс : (+90 212) 503 24 00 | Программное обеспечение: CM Bilişim - Дизайн: INVIVA