«Стамбул не заботит какой-то лишний волосок: он уверен в своей красоте…»

«Стамбул не заботит какой-то лишний волосок: он уверен в своей красоте…»

О каждом из них вспоминаю с невероятной теплотой.

A+A-

Анастасия Козлова, Стамбул

Ровно 20 лет назад Евгения Корнева, выпускница Филологического факультета Красноярского государственного университета, приступила к преподавательской работе. И, представьте, ее первая группа – семь бравых турецких парней, приехавших выучить русский язык и испытать себя сибирской наукой… Одним из тех «первых» турок, к слову, был редактор и основатель газеты «Босфор» Талха Балык. Сегодня Евгения вспоминает о том первом опыте с улыбкой и теплотой. И благодарностью – говорит, турецкие студенты многому ее научили.

Я поймала Евгению перед ее отлетом в Красноярск. Постаралась поймать и ее воспоминания о тех первых турецких студентах, их особенностях, ее отношении к ним. Постаралась поймать и ее первые, живые, где-то наивные, но самые яркие и невероятно насыщенные впечатления от Стамбула, города, в который она собиралась приехать уже 20 лет, города, который теперь открывал для нее ее ученик…

 О первом русском уроке для иностранцев…

Первое время было, конечно, и сложно, и смешно, – меня ведь никто не готовил к этому специально. Мне казалось, что я сейчас очень хорошо им все объясню, и мои студенты на первом уроке выучат все падежи, на втором – будут спрягать глаголы, а потом мы уже разберемся. И никто нам тогда не говорил, что даже один винительный падеж имеет несколько значений, употребляется с несколькими предлогами, что его, по сути, нужно неделю изучать! И когда я поняла, какой это титанический труд – учить русский язык, – я навсегда полюбила всех своих иностранных студентов (улыбается). По архитектуре грамматики русский можно сопоставить с латинским; я учила латинский, переводила со словарем, было интересно, но мне в голову не приходило, как на нем можно говорить… Поэтому когда иностранный студент не только пишет и читает, но еще и начинает говорить на русском, я счастлива и благодарна ему за это. 

О китайских, немецких и турецких студентах…

Китайцам поначалу очень тяжело дается фонетика, их артикуляционному аппарату очень сложно «перенастроиться». Немцы очень быстро ловят и суть языка, и быстро постигают его глубину, хорошо вникают в смыслы слов и фраз. Недаром, наверное, у нас именно с ними философские диалоги через века идут. Они очень педантичны,  даже к мельчайшим закорючкам. Турецкие студенты слегка упрямы… Если у них что-то не получается, они будут возмущаться, ругаться (смеется), если они чего-то не понимают, они будут просить объяснить еще и еще раз и удивляться при этом – дескать, почему это я не понимаю… 

И еще раз о турецких студентах…

krasnoyarsk-001-001.jpg

Преподаватель Евгения Корнева с турецкими студентами 1997 г.

Я была тогда совсем молодой и неопытной, и это была моя первая группа иностранцев. Это были молодые турецкие ребята, и меня сразу поразили их отношения внутри коллектива.Мы-то были воспитаны, так скажем, в демократических отношениях, а здесь, смотрю, выстраивается иерархия в классе. Один из них, например, вел себя как абсолютный паша, господин. Смотрю, один портфель ему носит, другой словарь открывает, третий еще чем-то «занят»… Я возмущалась страшно (смеется). Заставляла этого «пашу» самого учиться – он, правда, в результате перестал ходить на уроки.

О предприимчивости турок… И баране

Ребята в моей группе вообще были удивительные какие-то, и очень предприимчивые. Совсем немного зная русский, они жили в Сибири, они решали бытовые проблемы: снимали квартиру, покупали продукты, улаживали коммунальные вопросы. Ой, ну, это целые истории – Талмуд можно написать. Например, как они барана завозили на восьмой этаж…Да-да, обычного барана (смеется). Перед Курбан-байрамом им нужно было какое-то чистое свежее мясо. И вот они едут в ближайшую деревню, покупают барашка, поднимают его на лифте в общежитие… Открывается лифт, и они всей компанией вываливают на этаж. Их, конечно, встречает бабушка-вахтер, ругается, говорит, что нельзя в лифте с баранами – запрещено. Самый напористый студент, редактор вашей газеты, кстати, звонит самым высоким чинам университета и настаивает на своем: «Почему это собак можно и в лифте возить, и в комнату заводить, а баранов нет?» И, знаете, он ведь их убедил! И некоторое время этот барашек жил в специально отведенном помещении около общежития.

О завидном гостеприимстве…

Они все время звали нас (преподавателей) в гости. Вот купили новый ковер – пойдемте, посмотрим ковер. У нас, русских людей, это как-то и не принято, согласитесь, а вот у них смотрины надо устроить. Мы, конечно, шли, смотрели. Турецкие студенты при этом всегда еще и столы организовывали. Тогда были сложные времена для России, а они умудрялись как-то накрывать шикарные столы.

 О стереотипах…

Не могу даже сказать, что на тот момент у меня были какие-то стереотипы относительно турок, особенного представления об этой нации-то не было. Поэтому мои студенты ничего не развеивали, и ничего не подтверждали – они просто сформировали у меня четкое понимание того, что турки – народ большой и разный. Ребята в моей группе все были настолько не похожи друг на друга – они представляли разные регионы Турции. Типажи, внешние облики, манеры поведения были разные. Но все они очень строго блюли религиозные обряды. Приходили, например, в полуобморочном состоянии, когда был месяц Рамазан… Представьте семь молодых голодных турецких мужчин и урок русского языка (смеется).

О страхах перед Россией…

У турок более жесткие рамки культуры, религии, из которых мои студенты боялись выходить. Поначалу, как я понимаю, у всех них был страх, что российская реальность смоет эти границы. Они стояли бастионом: Мы будем отмечать мусульманские праздники. – Пожалуйста, объясняла я, у нас это принято. – Чтить традиции своей страны. – И это пожалуйста. Через некоторое время они понемногу раскрепостились, поняли, что никто на их культуру и устои посягать не будет. Было впечатление даже, что их готовили к поездке в Россию, и для них стало неожиданностью, что здесь можно быть собой, и никто не обратит внимания.

О первой группе спустя 20 лет…

О каждом из них вспоминаю с невероятной теплотой. Не со всеми поддерживаем связь, но обо всех я спрашиваю, узнаю. Один в Америке живет и работает, другой уехал в свою деревню, счастлив, третий перешел в полицию Стамбула работать, четвертый, кто бы мог подумать, газету на русском языке издает!..

О лучшем студенте и трогательной смс…

Ради справедливости должна сказать, что как раз с лучшим студентом моей первой группы у нас было немало конфликтных ситуаций, вплоть до его отказа посещать мои уроки. Но, как он говорит сегодня, его успехи в русском языке – моя заслуга. Мне это принять, конечно, сложно, но я очень рада за его немыслимый прогресс и такую решимость – уже столько лет издавать газету в Турции на русском.Он каждый год поздравляет меня с Днем рождения, часто приезжает в гости; его русский язык меня, как преподавателя, поражает. Понимаете, можно говорить на иностранном, выражая свои желания, но когда человек начинает говорить о том, что у него на душе, это совсем другой уровень. Он даже стихи пишет на русском языке!Недавно он прислал мне смс: «Я 19 лет вас с терпением жду». Прочитав это предложение, русский поймет, что там должно быть с «нетерпением». Но что для автора слово «нетерпение»? Он именно с терпением ждет (улыбается). Согласитесь, как это свежо и трогательно… Он ломает русский язык, чтобы выразить свои чувства.

 О взгляде на турецкую культуру…

Это мой первый визит в Турцию, в Стамбул, и с первого же взгляда ясно: турецкая культура бережет свой образ мыслей, свою культуру воспитания детей. Я заметила еще в самолете: открываешь завтрак – смотришь, а там Кухня. И ее не смогла вытеснить европейская кухня. Мы, к сожалению, в этом отношении свое потеряли давно.

О первой турецкой свадьбе…

Ой, это было невероятно интересно! Турецкая свадьба… Как видит ее иностранец, попавший сначала в ЗАГС, а потом в ресторан: конференц-зал, на сцене жених и невеста, два венка, у некоторых гостей по два цветочка в руках, очень много женщин в черном, золото на булавочках (смеется). То есть это для меня было действительно поразительное действо, на грани с культурным шоком. Невероятно много гостей, которые после регистрации брака вставали в очередь, чтобы поздравить молодоженов и приколоть на их одежды кто золото, кто деньги. Как я понимаю, это была не совсем средняя свадьба – женились дети довольно состоятельных родителей.А затем все переместились в… аквапарк. При этом был уже глубокий вечер, но не было ни спешки, ни волнения, что можно опоздать или пропустить праздник. Много столов с угощением, но за столами никто и не пытался друг с другом заговорить. Все покушали, разошлись. Танцев не было. Интересный опыт, конечно (смеется).

О стамбульской самобытности……

это такая женская красота, не из салона красоты, а очень естественная. Как ветер растрепал волосы, так и прекрасно. И вот Стамбул в этой своей красоте, в этой свободной красоте потрясает. Его не беспокоит какой-то лишний волосок, он знает, что он красив, что внутри у него столько достоинств.Стамбул в этот мой приезд был увиден глазами моего ученика. Ну, что бы я увидела одна – основные туристические направления, стандартные виды. Первые дни я замечала лишь османские узоры, вязь, орнаменты… Мне казалось, я не наемся этим! Сейчас меня очень тянет на византийскую культуру. Меня тронула Церковь святой Ирины… Что тут осталось после всех времен? Вроде немного совсем. Но смотришь и понимаешь, какая была культура… Какой был Собор святой Софии. Вся эта масштабность невероятная, «намоленность» какая-то…

О ракурсах Стамбула…

Как фотограф заметила: нет площади обзора – это типичная стамбульская особенность. Ты не можешь «по-русски» отойти, выбрать масштаб, а должен воспринимать ситуацию такой, какая она есть: а она такова, что ты рассматриваешь объект с постоянными «соседними» зданиями.

О коммуникации Стамбула…

Стамбул – это коммуникация. Вокруг очень теплые человеческие отношения. Обращаешь на это внимание. Насколько деликатно общаются прохожие незнакомые люди. Даже на замечания, которые делают люди друг другу, реакция стамбульцев, как правило, деликатная и спокойная – это говорит о здоровом таком состоянии общества.Поражает готовность помочь, ответить на вопрос. До сих пор замечаешь это как что-то удивительное, и для нас, людей постсоветской действительности, это печально, конечно.

О турецких мужчинах…

Мужские взгляды, как это ни удивительно, не прилипчивы. Как нас пугают в России постоянно: да тебя там украдут, увезут, продадут (смеется). Можно увидеть заинтересованность во взглядах, но они не прилипают, не досаждают. Навязчивости нет. Легкий флер, может быть, но не более… Этот миф я точно развеяла. 

О планах на Турцию…

Очень хочется показать Турцию детям! Есть теперь какая-то совестливость, что сама посмотрела, а детям не показала. А еще передать им хочется эту легкость коммуникации, детям передать – чтобы они открыты миру были!  Kaynak: «Стамбул не заботит какой-то лишний волосок: он уверен в своей красоте…»

 

Эта новость была прочитана 1101 раз.
Предыдущая и следующая новость

НОВОСТИ Добавить комментарий

ВНИМАНИЕ: Оскорбительные слова, оскорбительные предложения или последствия, комментарии, содержащие нападку на убеждения, не принимаются.