Какой вы видите Турцию через 20–30 лет?

Какой вы видите Турцию через 20–30 лет?

Будущее страны глазами участников Платформы «Абант»

A+A-

Назлы Ылыджак (Nazlı Ilıcak), журналист, писатель, газета Sabah,  Турция.

Через 20 лет Турция, на мой взгляд, будет более свободная, более богатая, более стабильная. Последние 10 лет истории нашей страны дают мне такое видение. В настоящее время у нас есть еще много проблем со свободой, но я уверена, что мы решим их просто даже потому, что мы смогли справиться с гораздо большими проблемами, мы пережили перевороты и волнения, которые отправляли нашу страну обратно в прошлое. Мы пришли из времен ужасной бедноты и смогли сделать большой скачок вперед. Относительно будущего турецкого государства и турецкого народа я абсолютный оптимист. Что касается внешней политики, то Турция никогда не боялась Запада. Я вполне сознаю, что наша страна может и не войти в ЕС, однако в любом случае мы будем вместе с Западом. Этот союз, эти сотрудничества делают нашу страну сильней.

Николь Поп (Nicole Pope), журналист, газета Today’s Zaman, Франция–Турция.

Думаю, что у Турции есть несколько вариантов развития. При этом процесс вступления Турции в ЕС будет очень важным из них. Сейчас главный вопрос, на который должна ответить страна: сможет ли она стать экономически развитой и успешной без достижения абсолютной демократии. Как я вижу, это абсолютно реально.  К примеру, возьмите Китай, Россию или другие государства, которые смогли обеспечить экономический рост и развитие, при этом не обеспечив полных демократических свобод.

С другой же стороны, у Турции всегда было стремление стать частью западной системы, это касается и членства в НАТО, ООН. Надо понимать, что Европейский союз не связан только экономическими нитями, это также вопросы демократических ценностей, поэтому именно на последнем вопросе сегодня необходимо остановиться Турции. Чтобы через 20–30 лет стране не пришлось вновь дискутировать, необходимо определиться сейчас, кем Турция хочет быть: максимальной либеральной страной, или страной с авторитарной демократией. Это будут совершенно разные Турции.

Хюсеин Хурмалы (Hüseyin Hurmalı), генеральный секретарь Платформы «Абант», Турция.

huseyin-hurmali-(custom)-(custom).jpg

Относительно будущего Турции я полон надежд. Наша страна вступила в новое время, и никто не хочет возвращаться. Сегодня все взоры обращены на демократизацию государства, новое поколение растет уже в довольно благоприятных условиях. Я вижу, как сейчас (а этого практически нельзя было представить 10 лет назад) молодое поколение усиленно учится, занимает серьезные посты и открывает бизнес за рубежом, получает ученые степени в иностранных вузах. При этом качество тех ребят, которые уезжают, к примеру, в Америку, очень высокое; это наше лобби за рубежом, это наши инвестиции в сильное будущее. Я вижу, как меняется государство, происходит изменение баланса. Некоторое время назад отцы не отпускали своих дочерей учиться в другой город. Сегодня я знаю уже десятки прекрасных историй успеха турецких девушек, получивших образование и сделавших карьеру за границей. Это и есть будущее Турции!

Николя Шевирон (Nicolas Cheviron), журналист, ИА Agence France-Presse, Франция.

Турция, да и весь мир сейчас находится перед чем-то определенно очень важным, на пороге важных переговоров между турецким правительством и курдами. Это происходит в очень специфическом контексте. С одной стороны, это правительство Турции – премьер и президент, а также круги, которые могут найти сторонников среди курдского населения. В то же время существует геополитическая ситуация — Турции необходимо разобраться  и избавиться от угрозы ПКК, которая поддерживается, например, Сирией. Это другая сторона вопроса. Но безусловно, есть много стимулов, чтобы правительство занималось этой проблемой. Если это случится, если турецкое правительство дойдет до мира с курдами, то это будет действительно прекрасно. Это откроет двери к дальнейшим преобразованиям. Я этого желаю, но не могу гарантировать, т. к. в прошлом у Турции уже было много разочарований.

Что касается Европы и ЕС... Мы все чаще «слышим и видим» заявления премьер-министра Эрдогана о том, что «не Шенген, так Шанхай» и т.д. На мой взгляд, это классическая тактика от премьер-министра страны – показать, что есть и другие варианты. Могу сказать, что во время президентства Кипра в ЕС все переговоры относительно Турции были заморожены. Этап этот пройден, и возможно, будут существенные сдвиги и изменения в этом вопросе. И возможно сейчас Эрдоган изменил свою риторику, чтобы как-то сдвинуть дело с мертвой точки. Не думаю, что это попытка разругаться с ЕС, или показать, «кто чего стоит», нет,  напротив, он ставит сейчас ЕС в центр внимания. И это позитивный сдвиг. Думаю, что Турция, будет она в ЕС или нет, в любом случае будет где-то радом с Западом.

Джафер Солгун (Cafer Solgun), общественный деятель, Общество конфронтации, Турция.

cafer-solgun-(custom).jpg

Через 20 лет в Турции вырастет новое поколение, поэтому я хочу быть оптимистом. Я хочу верить, что Турция решит проблему с курдами. Я хочу видеть, что требования алеви удовлетворены. Я хочу, чтобы прекратилась дискриминация в отношении армян. Я надеюсь увидеть Турцию, в которой будет свобода выражения любых мнений и мировоззрений, государство, которое будет находиться на одинаковом расстоянии от любого гражданина. Я надеюсь увидеть Турцию, в которой культурные и религиозные различия уважаются.  

Но именно для этого сегодня необходимо обратить внимание на социальные и религиозные проблемы в обществе. В государстве религия и государство должны быть разделены. Необходимо, чтобы все религии для государства были равны, чтобы все граждане были равны. Вот в такой стране я хочу жить. И все для этого сделаю.

Мохамед Бакари (Mohamed Bakari), проф.лингвистики Университета «Фатих», Кения–Турция.

Турция – это динамично развивающаяся страна, и в этом нет никаких сомнений. Чем больше демократизированной является страна, тем больше она может произвести интеллектуальной энергии. Лично для меня это очень важно. Именно эта энергия внесет огромный вклад в улучшение жизни общества. Сегодня я вижу много молодых студентов, специалистов, качественных кадров. И несмотря на множество имеющихся негативных оценок, касающихся развития гуманитарных и социальных наук, мне кажется, Турция хорошо инвестируют в образование населения и молодежи.

Джейда Каран (Ceyda Karan), журналист, политический обозреватель, Турция.

ceyda-karan.jpg

Если мы сможем перейти к инклюзивной, ко всеобъемлющей демократии, то необходимо, чтобы все мы научились относиться к себе критично, чтобы научились видеть свои недостатки, чтобы имели желание не только измениться, но и постоянно развиваться. Возможно, не всегда это будет осуществимо, возможно, порой будет крайне сложно. Но нужно пытаться, в этом я уверена.

Я часто встречаюсь с прогрессивными молодыми людьми, поколением, которое является уже частью мира, а не только определенной страны. Оно может быть одновременно и сильным, но оно же впитывает в себя и негативные стороны. Исходя из этого, я понимаю, что новое поколение будет творить совершенно другой мир, и если мы, как более взрослые и опытные, сможем направить их на правильную дорогу, то мы (Турция) сможем быть удачны.

Нельзя терять мысли о Европе и ЕС. Конечно, у каждой страны есть свои особенности, ценности и даже принципы, однако на определенных уровнях есть и универсальные, общечеловеческие установки. Общие знаменатели. И нельзя их отводить на второй план, какой бы страна особенной ни была. Вместо того чтобы смотреть на что-то с ностальгией, нужно вынести из истории уроки, практично использовать опыт. Благодаря информационным технологиям мир сегодня стал совсем «маленьким», каждый может найти друг друга, «потрогать», «рассмотреть». На мой взгляд, с ментальностью на изоляцию никто сегодня никуда не придет, ничего не добьется. Наша молодежь будет жить в высокоскоростном мире. И я надеюсь, что следующее поколение будет успевать за его тенденциями.

Анастасия Козлова, Абант, Болу

 

 

Эта новость была прочитана 3407 раз.
Предыдущая и следующая новость

НОВОСТИ Добавить комментарий

ВНИМАНИЕ: Оскорбительные слова, оскорбительные предложения или последствия, комментарии, содержащие нападку на убеждения, не принимаются.