Сирийский тупик. Есть ли перспективы у переговоров Эрдогана и Путина

Сирийский тупик. Есть ли перспективы у переговоров Эрдогана и Путина

Сирийский вопрос является основным за повесткой дня у всей серьезной международной общественности

A+A-

Президент Турции Реджеп Таййип Эрдоган сегодня встретится в Москве с российским лидером Владимиром Путиным.

Переговоры пройдут на фоне обострения ситуации в сирийской провинции Идлиб.

И в Москве, и в Анкаре накануне говорили о необходимости поиска путей прекращения военного конфликта в Идлибе. Так, отметили в Кремле, Путин и Эрдоган намерены понять причины кризиса и сформировать набор мер для его прекращения. Турецкий же президент, которого цитирует агентство «Анадолу», также сказал, что цель Анкары – политическое решение конфликта в Идлибе. Вместе с тем Эрдоган подчеркнул, что задача Турции также заключается в предотвращении, по его словам, «преступлений» режима сирийского лидера Башара Асада. В то же время Россия официально поддерживает сирийские правительственные силы. Это неоднократно приводило к обмену резкими высказываниями. Так, например, в понедельник Эрдоган рассказал, что призывал Путина оставить турецких военных одних в борьбе с правительством Асада. 

Ситуация в сирийской провинции Идлиб обострилась на прошлой неделе, когда в результате удара погибли 36 турецких военнослужащих.

Би-би-си спросила экспертов из России по Ближнему Востоку, если ли шанс у Путина и Эрдогана достичь договоренности по Идлибу, учитывая резкие заявления последних дней, и возможен ли вообще компромисс по Сирии, который устроит обе стороны.

erdogan-putin-003.jpg

Ирина Звягельская, главный научный сотрудник Института востоковедения РАН

Мне представляется, что различного рода резкие заявления официальных лиц Турции не стоит принимать всерьез. Есть местная политическая культура и традиция - максимально повысить ставки, высказать некие угрозы в адрес противоположной стороны. К тому же ясно, что в том числе цель Эрдогана - демонстрировать аудитории и на внутриполитической сцене, что он силен и крепок.

Но если посмотреть серьезно, Эрдоган не может себе позволить резкого и глубокого конфликта с Россией - это невозможно.

Интересы России и Турции сталкиваются не только в сирийском Идлибе. Куда большее значение для Эрдогана имеют двухсторонние отношения. Тут и Турецкий поток, и российский туризм в Турцию (а это около 7 миллионов туристов в год), и поставка турецких овощей, и строительство АЭС "Аккую".

Две страны связывают плотные экономические и политические взаимовыгодные отношения. Разрушить все это из-за Идлиба никто не собирается. Если бы не было надежды на компромисс, анонсированная на 5 марта встреча лидеров вряд ли бы состоялась.

Эрдоган конечно игрок, но игрок, который всегда знает, где нужно остановиться.

Михаил Магид, эксперт по Ближнему Востоку

Компромисс России и Турции по Сирии если и достигается, то происходит это, как правило, при участии третьей стороны. Интересы России и Турции противостоят друг другу, они поддерживают разные группы, поэтому им легче договориться за счет кого-то еще.

Этой третьей стороной может быть сам Асад, может быть сирийская оппозиция, а с высокой вероятностью могут быть курды, потому что они могут договориться о том, что Турция прекращает наступление в обмен на расширение контроля Турции над курдскими районами на северо-востоке Сирии.

Что касается сочинских договоренностей, то они работают плохо. Как вы видим, они не привели ни к какому радикальному действующему решению. Перемирие в районе Идлиба постоянно срывается, и в настоящий момент там произошла еще одна эскалация.

В последние дни Турция очень усилилась в Сирии, она ведет борьбу за завоевание господства в воздухе и уничтожает большие подразделения Асада, а Россия пока это допускает.

Район Идлиба находится недалеко от Турции - второй армии в НАТО, а у России там маленький контингент, который находится на огромном расстоянии от российских баз. Поэтому соотношение сил не в пользу России, что позволяет Турции заходить очень далеко.

Константин Труевцев, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН

Россия и Турция вошли в очень серьезный клинч, но надо вспомнить, что когда Эрдоган вошел на северо-восток Сирии, то казалось, что ситуация будет развиваться драматически. Однако то, что произошло в Сочи в октябре прошлого года, показало, что ситуацию можно разрешить.

Ситуация дошла до точки, дальше возможно расширение войны, но никому это не нужно. Поэтому я не исключаю, что определенная договоренность будет достигнута.

Скорее всего, сирийские войска останутся на тех позициях, на которых они стоят, при этом турки отказываются от поддержки откровенных террористов, а остальная часть Идлиба остается за турками и протурецкими формированиями. Это будет замораживанием ситуации, но пока я не вижу другого решения.

Ситуация в Идлибе сейчас входит в фазу позиционной войны: то есть сегодня одни отвоевывают себе больше территории, а завтра - другие. Например, турки вместе с [группировками] Хайят Тахрир аш-Шам отвоевали долину Аль-Габ, а сирийские войска вошли в Саракиб.

Это показывает тенденцию к относительной стабилизации военных действий в сторону позиционной войны, когда ни одна из сторон не способна одержать победу. В таких случаях и происходит замораживание конфликта.

Кирилл Семенов, эксперт Российского совета по международным делам

Компромиссы появляются не от хорошей жизни, и сейчас сложилась именно такая ситуация, что другого выхода нет.

Сколько бы Россия не хотела помочь Асаду вернуть под контроль весь Идлиб и куда-то отодвинуть турецкие войска, в свете последних событий мы видим, что это не получится. Все попытки продолжать наступление обернутся потерей наиболее боеспособных частей режима Асада. И это при том, что силы Асада пока даже не ведут бои напрямую с турецкими войсками.

С другой стороны, у Турции тоже нет возможности вернуться на линию, которую предусматривал сочинский меморандум. Даже после успешной атаки оппозиции Асаду все равно удается исправить ситуацию, как мы видим по ситуации с Саракибом.

Конечно, у Эрдогана остается возможность вовлечь свои сухопутные войска в прямое противостояние с Асадом, но он вряд ли на это пойдет, потому что это приведет к большим потерям.

Даже если в итоге удастся договориться просто о временном прекращении огня, то скорее всего оно будет более устойчивым, чем любые предыдущие меморандумы и сделки просто за счет того, что там находится турецкая армия.

Эта новость была прочитана 701 раз.
Предыдущая и следующая новость

НОВОСТИ Добавить комментарий

ВНИМАНИЕ: Оскорбительные слова, оскорбительные предложения или последствия, комментарии, содержащие нападку на убеждения, не принимаются.